СТАТЬИ

ЗАХАРОВ Кирилл Евгеньевич – керчанин, рос в православной семье, до 15 лет являлся алтарником в храме Александра Невского. Окончил ПТУ № 5, увлекался музыкой.

В 2011 году был призван для прохождения срочной службы во внутренних войсках в городе Рубежное на Донбассе. После демобилизации продолжил службу по контракту в батальоне морской пехоты в родной Керчи. Считал для себя честью носить берет морского пехотинца.

В начале 2014 года, как и подавляющее большинство керчан, поддержал Крымскую весну, продолжил службу в рядах морской пехоты Российской Федерации, был участником первого военного парада в городе-герое Керчи.

Кирилл очень любил родной город, всегда восхищался его историей и жителями. С желанием участвовать в развитии Керчи внёс личный трудовой вклад в дело возведения арок Крымского моста.

С ранних лет Кирилл занимался пешеходным туризмом. Работая гидом, начал водить группы альпинистов на Эльбрус. Всего совершил около 20-ти восхождений. Читать далее...


14 сентября 1973 года Указом Президиума Верховного Совета СССР городу Керчи было присвоено почетное звание «Город-герой» — за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися Керчи и воинами Советской Армии, Военно-Морского Флота и авиации в годы Великой Отечественной войны — с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».


Но пройдет еще год, прежде чем на кумачовом бархате знамени города-героя появятся высокие государственные награды. Еще не до конца залечившей боевые раны Керчи дали время подготовиться к исторически знаменательному событию — вручению ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».



Город начал прихорашиваться, попутно решая множество организационных вопросов. Так, изготовление бархатного знамени было поручено Московскому производственному объединению художественной галантереи. Заказ был выполнен к началу июля 1974 года.


В связи с присвоением Керчи звания «Город-герой» отделу культуры были выделены 700 рублей на изготовление печатных текстов Указа Президиума Верховного Совета СССР и приветствия Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева.


В ознаменование 30-летия освобождения Керчи и с целью увековечивания героев борьбы за город, исполком городского Совета депутатов трудящихся своим решением от 5 апреля 1974 года переименовал некоторые улицы города: улицу Левую Приморскую в улицу имени Маршала Еременко, улицу Правую Приморскую — улицу имени Сергея Борзенко, улицу Большая Митридатская лестница в улицу 51-й Армии, улицу Балтийскую в улицу Генерала Кулакова, улицу Инженерную в улицу Клинковского, улицу Энтузиастов в улицу Шумского.

По просьбе Керченского Совета ветеранов ядерных испытаний и войсковых учений с применением ядерного оружия и боевых радиоактивных веществ 71-го полигона ВВС СССР нами была подготовлена оцифрованная версия издания "Книга живой памяти о соратниках по 71 Полигону ВВС - испытателях ядерного оружия"

Публикуем фрагмент из книги и ссылку на электронную версию.


Читать книгу онлайн


"Кое-что о нас и наших делах

Дорогие соратники, друзья! 10 ноября 1997 года исполняется 50 лет со дня издания приказа Главнокомандующего ВВС об образовании 71 Полигона ВВС. Этим было положено начало его формирования и строительства. Не умаляя заслуг первого начальника Полигона Героя Советского Союза генерал-майора авиации Комарова Г.О. и других руководителей служб Полигона, следует отметить, что ядром испытательных подразделений стали переведенные из ГКНИИ ВВС семь инженеров во главе с полковником Чернорезом В.А., имевших опыт испытательной работы. Летные подразделения Полигона были сформированы путем перевода из строевых частей ВВС отличившихся в боевых действиях на фронтах Великой отечественной войны 35 Бомбардировочного и 513 Истребительного авиационных полков с полным составом их летных и наземных экипажей и авиационной техники. Последующий отбор кадров был очень строгим, тем более что руководству Полигона была предоставлена возможность приоритетного отбора инженерного и летного состава из строевых частей и военно-учебных заведений ВВС. По некоторым недостаточно точным данным, максимальная численность испытательных и летных подразделений к началу 60-х годов составляла около 3000 человек, а к 1963 году в связи с сокращением численности Советской Армии их численность уменьшилась примерно до 1500 человек. Основная часть инженерно- технического состава, привлекаемого к укомплектованию испытательных подразделений, не имела необходимых навыков испытательной работы и оформления ее результатов. Все они напряженно учились в процессе выполнения своих служебных обязанностей. А работа испытателей во все годы была очень сложной и ответственной как на своем аэродроме, так и в, экспедициях в составе авиационных групп. За все время проведения воздушных ядерных испытаний на Семипалатинский полигон было направлено 11 авиагрупп, на Новоземельский полигон - 5. Особенно сложно было в 1957-1962 годах, когда четыре раза авиагруппы одновременно направлялись на Семипалатинский и Новоземельский полигоны. Численность личного состава в каждой из этих авиагрупп достигала 400 человек. За 1951-1962 годы с обязательным участием авиагрупп 71 Полигона ВВС на Семипалатинском и Новоземельском полигонах было произведено около 200 воздушных ядерных взрывов различной мощности. В 1963-1972 годах, когда на Семипалатинском полигоне было произведено около 100 подземных ядерных взрывов, то в большинстве этих испытаний также участвовали летные и наземные экипажи Полигона.

Вместе с тем не следует забывать, что условия проведения работ в авиагруппах часто были очень тяжелыми, особенно при отборе проб радиоактивных продуктов взрыва. Как следствие, почти после каждой экспедиции на ядерные полигоны 3-4 человека из состава авиагрупп попадали в госпиталь и вскоре увольнялись из армии по состоянию здоровья. За все время испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне шесть самолетов-заборников из-за высокого уровня загрязнения радиоактивными продуктами ядерного взрыва или БРВ по году и более отстаивались на отдельных площадках в районе испытаний, а два самолета-заборника по этой причине были признаны непригодными для дальнейшей эксплуатации и уничтожены. Читать далее...

Весна, 11 апреля 1944 года. Москва салютовала освободителям Керчи двадцатью артиллерийскими залпами из 224-х орудий. Но, чтобы наступил этот радостный день, советским воинам и керчанам пришлось заплатить дорогую цену. Фронтовые дороги Керчи были полны драматизма и тяжёлых потерь. Нашим воинам пришлось дважды освобождать многострадальную керченскую землю от жестокого врага. На защиту своего родного города встали жители Керчи. Это были седовласые мужчины, безусые юнцы и женщины, осаждающие пороги городского военкомата. Каждый день – это был медленный, но верный шаг к Победе.



Ушли на фронт полторы тысячи добровольцев, 15 тысяч призывников, тысячи керчан непризывного возраста вступали в отряды народного ополчения. Каждый день шли телеграммы Крымского обкома ВКП(б) горкома и райкомам партии: «Введено угрожаемое положение. Приведите в боевую готовность партаппарат, все средства воздушной обороны. Поднимите отряды самообороны, мобилизуйте для них автомашины, вооружите боевым оружием… На ответственные места поставьте коммунистов…». Сегодня это не просто скупые строки телеграмм из Крымского архива, сегодня – это история. В газетах писали о патриотическом движении среди трудящихся города. «…Каждый день поступают заявления от добровольцев в райкомы партии, комсомола, райвоенкоматы и райсоветы. В партийное бюро прокатного цеха завода им. Войкова таких заявлений поступило свыше 100… 30 девушек-работниц табачной фабрики изъявили желание поступить в распоряжение военного командования в качестве медсестёр. Отделы кадров предприятий в эти дни переполнены женщинами-домохозяйками, предлагающими свои услуги на производстве взамен мужчин, ушедших в армию…» («Красный Крым», 1941 г., 26 июня). И каждая газетная строчка как будто взывала: «Скорей, скорей, враг наступает».



К концу сентября 1941 года керчане перевыполняли нормы в 2-3 раза. Был объявлен сбор тёплых вещей для наших бойцов. К 19 сентября на приёмный пункт поступило 945 предметов: тёплые полушубки, валенки, свитера, тёплые брюки и т. д. Все предприятия города стали выпускать военную продукцию. Только один металлургический завод им. Войкова дал фронту около 100 тысяч гранат, 250 огнемётов, 22 миномёта, 100 тонн противотанковой зажигательной смеси. День за днём, под бомбёжками, керчане боролись за Победу. Тяжёлая первая оккупация с 16 ноября 1941 года показала, что враг жесток и коварен. «Гитлеровские вояки 16 ноября 1941 года подходили к городу с разных сторон длинными цепями, молчаливо, бесшумно, робко озираясь по сторонам… Мародёрство, грабежи, расстрелы происходили во всём городе…». Но керчане и не думали сдаваться. Партизаны Старокарантинских и Аджимушкайских каменоломен не давали покоя фашистам. Сражались даже дети. Володя Дубинин и Ваня Гриценко, Толя Ковалёв и Жора Емелин. Они шли на смерть ради жизни на земле. 30 декабря 1941 г. Советское информбюро сообщило о высадке морского десанта и освобождении Керчи и Феодосии. Керченско-Феодосийская десантная операция стала той первой победой, окрылившей всех. Но шла война, и враг был ещё очень силён. Освобождённая Керчь стала военной базой для войск Крымского фронта. Город понемногу возвращался к жизни, но налёты вражеской авиации не прекращались. В таких суровых условиях рабочие заводов ремонтировали танки, орудия, миномёты, автомашины, изготовляли боеприпасы. На заводе им. Войкова был построен третий керченский бронепоезд. Вновь ожил порт, от его причалов отходили суда с военными грузами для частей Крымского фронта. Подписка на Государственный военный заём достигла 4,5 млн. рублей. Керчане ещё раз продемонстрировали безграничную любовь к Родине, свою решимость и непреклонную волю к Победе.



Но враг продолжал наступать. И, несмотря на героизм и мужество советских воинов, войска Крымского фронта потерпели поражение. Вторично захватив Керчь в мае 1942 года, фашисты с ещё большей жестокостью начали расправляться с населением города. Люди, не успевшие покинуть город и переправиться на кубанский берег, целыми семьями уходили в каменоломни. Там же находились и военнослужащие. Для их уничтожения фашисты организовали специальные команды. Фельдфебель 88-го сапёрного батальона 46-й пехотной дивизии Флеснер на севастопольском процессе в 1947 году показывал: «…Примерно 22-23 мая 1942 года батальон приступил к массовому уничтожению русских, скрывавшихся в большом количестве в каменоломнях…». Советские бойцы, оказавшиеся в окружении, превратили каменоломни в неприступную подземную крепость, сражаясь с противником 170 дней и ночей, без пищи и воды, без боеприпасов, фашисты травили их газами, но так и не смогли победить. П. М. Ягунов, И. П. Парахин, Г. М. Бурмин, М. Г. Поважный возглавили героическую оборону Аджимушкайских каменоломен. Не сдавался и город. Летом 1942 года молодёжь Керчи и окрестных сёл стала создавать подпольные группы. Ни жестокие пытки, ни казни не смогли остановить борьбу керчан против врага. Долгой и упорной была эта борьба.


И вот наступил ноябрь 1943 года. Керченско-Эльтигенская десантная операция стала прологом освобождения Крыма и Керчи от немецко-фашистских захватчиков. 11 апреля 1944 года вновь заалело знамя на вершине Митридата. А 8 октября 1944 года взметнулся ввысь 24-метровый Обелиск Славы в память о тех, кто сделал всё для этого освобождения.


«И стоит сегодня на стыке двух морей Город-Герой, город-памятник – как самая большая награда тем, кто себя в бою не пожалел, а Родину сберёг».

«Он был лучшим»: Керчь прощается с еще одним Героем

Сегодня стало известно о том, что во время спецоперации на Украине героически погиб при выполнении служебного долга керчанин Олег Орлов.

«Он был лучшим. Добрым, отзывчивым, с ним всегда было весело. Ему всегда улыбалась удача. Он очень сильно любил свою семью. Всегда шёл к поставленной цели. Увлекался он готовкой, и у него это очень хорошо получалось.», — рассказал близкий друг Михаил.

Олегу Орлову было всего 23 года. В 18 лет керчанин поженился и ушел в армию, а после срочной службы подписал контракт на воинскую службу. В этом году молодой защитник Отечества отправился на Украину и принимал участие в специальной военной операции. Погиб парень в марте в районе Мариуполя. Пишет Новости Керчь Крым Россия|РИА Seanews Kerch.

Керчанин жил в Керчи, в районе Аджимушкай, а учился в школе №26. После окончил Керченский профессиональный лицей сферы обслуживания, отслужил в армии и вместе с семьей переехал в Краснодар. У парня осталось две маленькие дочки и молодая жена.

По предварительным данным, похоронят Героя в Керчи. Точную дату похорон пока не сообщают.
Вечная слава русскому солдату! Скорбим!




Офицер из Керчи погиб на Украине

Бывший начальник исправительной колонии Керчи, майор Николай Коробкин погиб в первые дни спецоперации на Украине. Керчь скорбит по еще одному герою.

Коробкина Николая Николаевича характеризуют, как патриота, хорошего руководителя и порядочного человека. В Керчь он приехал из Карачаево-Черкесской Республики и работал на благо нашего города и Крыма. Пишет Новости Керчь Крым Россия|РИА Seanews Kerch.

Известно, что офицер Николай Коробкин погиб в первые дни спецоперации на Украине, 27 февраля. У мужчины в Керчи осталась семья. Ему было 50 лет.

Похоронят героя нашего времени на Родине, в Карачаево-Черкесской
Республике.

Вечная слава русскому солдату! Скорбим!

Читать далее...




14 марта 2022 г.  Керчь простилась с рядовым Владимиром Чеботарёвым, погибшим при исполнении воинского долга в специальной военной операции.


Владимир Михайлович Чеботарёв - керчанин, окончил судомеханический техникум, занимался футболом. По окончании техникума был призван в ряды Вооруженных Сил Российской Федерации, затем продолжил военную службу по контракту. В первый же день проведения специальной военной операции Володя отдал жизнь, защищая мир и безопасность России, Крыма, родного города. Ему был 21 год.


Владимир похоронен на центральном кладбище возле аллеи ребят, погибших в политехническом колледже. 

Читать двлее....


Выражаем самые искренние слова соболезнования родным и близким. 

   



В конце декабря 2021 г. исполнилось 80 лет с начала проведения Керченско-Феодосийской десантной операции, которая  стала одной из самых крупных морских операций советских войск в годы Великой Отечественной войны. В ней принимали участие флотские и армейские соединения, военно-воздушные силы. Были привлечены военнослужащие различных специальностей, в том числе и моряки-гидрографы.


О задачах, поставленных перед ними, говорится в Отчете оперативного отдела штаба Черноморского флота о десантной операции 26?31 декабря 1941 г., в разделе № 11 «Гидрографическое обеспечение». Оно выражалось в большой работе по подготовке и подъему карт, выполнению зарисовок берега и обеспечению мест подхода.



Об участии гидрографов в Керченско-Феодосийской десантной операции писал в статье «Гидрографы Черноморья в Великую Отечественную войну», опубликованной в 1967 г. в 4-м юбилейном выпуске «Записок по гидрографии», капитан 1-го ранга в отставке Н. Е. Седов: «...Этой операции предшествовала длительная и скрытная подготовка. Подробно изучались пункты высадки десантов, разрабатывалась схема развертывания средств навигационного оборудования, надежно обеспечивающих определения места кораблям и катерам с десантом при подходе морем, подхода их к Керченскому проливу и Феодосийскому заливу. Был тщательно подобран для непосредственного участия в операции личный состав из числа командиров, старшин и краснофлотцев, большинство из которых были коммунисты и комсомольцы. Эти люди тренировались в условиях, близких к боевым».


Активное участие в подготовке и проведении десантной операции принял гидрографический район Керченской военно-морской базы. По данным архива воинской части 70082, располагавшейся в г. Керчи на Генмолу (до 2014 г.), Восточно-лоцманская дистанция с 1 сентября 1939 г. была переименована в участок гидрографической службы 1 разряда Керченского сектора береговой обороны, начальником которой стал капитан 3-го ранга Иван Петрович Алдохин.


7 сентября 1941 года участок переименовали в гидрографический район Керченской военно-морской базы (ВМБ). Работа района началась в первых числах декабря 1941 г. Необходимо было составить подробное описание берегов Керченского полуострова для десантных групп Керченской ВМБ и Азовской военной флотилии, подготовить материальную часть для манипуляторных пунктов (створный радиомаяк), обеспечить навигационную обстановку. Сложность заданий заключалась в том, что приходилось проводить, например, описание берегов, занятых противником. Это задание было выполнено военным техником 2-го ранга Коноваловым.


Моряки-гидрографы подготовили четыре манипуляторных пункта, восстановили Восточный Таманский буй, оградили Тузлинскую промоину двумя светящимися буями и вехами. Накануне десантной операции были подготовлены и выданы на корабли карты с нанесенной навигационной обстановкой.


Во время десанта гидрографы выполняли не только поручения, касающиеся гидрографического обеспечения. Так, например, капитан-лейтенант Николай Захарович Евстигнеев, заместитель начальника гидрорайона Керченской ВМБ (позже начальник гидрорайона), командовал отрядом третьего броска, который высаживался на Камыш-Бурунской косе. Для того, чтобы обеспечить подход основных десантных сил в район Камыш-Буруна и Старого Карантина, гидрографам было дано задание зажечь Павловский маяк.


26 декабря 1941 г. торпедный катер высадил штурмовую группу. Она должна была скрытно проникнуть на маяк и вместе с «маячниками» по радиокоманде зажечь маячные огни. Группу обнаружил противник, ив неравном бою все моряки погибли, но задание они выполнили. После освобождения Камыш-Буруна десантники обнаружили тела погибших, одного из них опознали. Это был старшина 2-й статьи Петр Черемисов. Позже удалось выяснить, что в группу входили также краснофлотцы Александр Юдин, Нужин, Леонид Кочетков. Все они проходили службу в гидрографическом районе Керченской ВМБ. Братская могила, в которой захоронены моряки-гидрографы, находится в Керчи по ул. Колхозной на высоком берегу у пролива. На скромном надмогильном памятнике установлены мемориальные доски с надписями: «Помни войну! Они защищали Родину» и «Морякам-десантникам, павшим в бою за г. Керчь 26 декабря 1941 г. Их было 15 бойцов. Среди них гидрографы: старшина 1 ст. Черемисов Петр, краснофлотцы Юдин Александр, Нужин, Кочетков Леонид». Читать далее...

В 2019 году Россия отмечала семидесятилетие создания ядерного оружейного комплекса – ядерного щита Родины: именно 29 августа 1949 г. была испытана первая атомная бомба РДС-1 на Семипалатинском полигоне под руководством И.В. Курчатова, в присутствии председателя «Спецкомитета» Л.П. Берии. Позднее Курчатов выразился так: «Если бы не он, Берия, бомбы не было бы.» На это не возникло возражений даже у Сталина.

Решение США в 1945 г. использовать атомные бомбы для уничтожения всего живого в городах Хиросима и Нагасаки вынудило СССР принять срочные меры по ликвидации монополии США в этой области. И это было сделано всего за 4 года неимоверными усилиями после разрушительной Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг. Но столь мощных ракет, способных донести атомные боеголовки до дислокаций вероятного противника, тогда ещё не было. Оставалось одно – самолёты!

Создаются испытательные полигоны: полигон УП-2 под Семипалатинском и 71 полигон в Крыму, возле посёлка Багерово. Приказом Главкома ВВС от 10 ноября 1947 г. создана военная часть 93851, куда вошли полки: Берлинский ордена Суворова бомбардировочный, 513 истребительный и 647 смешанный. Основная задача 71 полигона – авиаобеспечение проведения воздушных ядерных испытаний и отработка технических средств доставки ядерных зарядов самолётами-носителями.



В испытании, например, самой первой советской атомной бомбы РДС-1 участвовало много людей с 71 полигона. Эта группа размещала и строила на УП-2, на опытном поле вокруг эпицентра радиусом 10 км танки, пушки, самолёты дома, даже железнодорожные мосты. В кабины машин помещали кошек, собак, привязывали крупный рогатый скот… После взрыва техникам предстояла проверка состояния всех этих «объектов». А инженеры научно-исследовательской части изучали воздействие ударной волны, радиации, температуры и прочих факторов. Все эти люди получили огромные дозы облучения.

Я пишу об этих товарищах, так-как лично знал их более 20 лет, служил с ними в полку и после его расформирования они остались в Керчи. Многих с нами уже нет. Но ведь остались их семьи, остались их дети и внуки. Пусть хранят память…



Многие считают (в том числе даже «Аргументы и факты») полигон 71 несуществующим, т.к. нет ни самолётов, ни взлётной полосы, ни казарм, ни самого полка. Но это не так! Есть живые участники тех легендарных времён создания ядерного щита – например, Щербаков, Соколов, Митрюшов, Полников, Логинов, Саенко, Носырев, Клубничкин и автор этих строк – единственный в живых из лётного офицерского состава полигона.


И мы не поймём, почему по прошествии всех этих десятков лет 71 полигон нигде не упоминается?! Но факты есть факты – 182 воздушных атомных и термоядерных взрыва! И та самая 50-мегатонная бомба, самая мощная за всю историю... Только в 2017 г. при помощи города был сделан небольшой документальный фильм «Полигон» и всё…

Поэтому хочу, как непосредственный участник ядерных испытаний с 1952 по 1971 г., рассказать вкратце о нашем нелёгком и опасном деле.


Итак, 1952 год. После парада над Красной Площадью (самолёты – Ил-28, руководство осуществлял сын Сталина - Василий) наш экипаж Бабкин – Сабуров – Борисов, 9 офицеров и 30 солдат прибыли в Багерово на 71 полигон.



С 1953 по 1962 гг. семёрка экипажей на Ил-28: Шаповалов - Козьминых; Лошаков – Кассай; Панфилов – Кармин; Бердников – Кузнецов; Брыксин – Кастрикин; Шафиев – Колисниченко и Бабкин – Сабуров прошла путь по сбросу первых серийных тактических атомных бомб РДС-4 «Татьяна» (30 килотонн), и бомб с БРВ (боевые радиоактивные вещества, представлявшие собой радиоактивные отходы атомной промышленности, растворенные в химически активных кислотах… очень «грязная», отвратительная штука). Читать далее...



Победный май 1945. Четыре года самой кровопролитной великой отечественной войны за спиной выживших победителей, работников тыла, стариков,женщин, детей ее переживших. Страна великого советского союза только начинает подниматься из руин и возвращаться к мирной созидательной жизни.


Но правительству Союза не до отдыха. В августе 15-го США сбрасывает атомную домбу на японские города Хиросиму и Нагасаки. Абсолютно новый вид оружия массового уничтожения вынуждает руководство Советского Союза принять все возможные меры к недопущению монополии в области вооружения и обороноспособности страны.


Постановлением государственного комитета обороны СССР создается специальный комитет, который берет на себя все работы по использованию внутриатомной энергии урана. Создается конструкторское бюро, будущий Федеральный ядерный центр, Всероссийский НИИ ядерной физики. Привлекается лучший научный потенциал страны, тысячи людей различных специальностей.Начинаются работы по созданию атомных зарядов РДС 1 и РДС 2. Заряды разрабатываются в виде авиационных бомб с массогабаритными характеристиками, позволяющими подвешивать их в бомболюк бомбардировщика Т4.


Для проведения ядерных испытаний создается полигон №2 министерства обороны. 21 августа 47-го совет министров принимает постановление о паралельном создании 71 полигона ВВС. Основные задачи- авиационное обеспечение проведения воздушных ядерных испытаний и отработка технических средств доставки ядерных зарядов- самолетов-носителей. Местом для полигона определяется район поселка Багерово, Керченский полуостров, Крым.


Уже к лету 49-го полигон представлял собой воинское соединение, в которое помимо штаба , научно-испытательных отделов, различных тыловых и обеспечивающих подразделений, входили три авиационных полка( отдельный смешанный бомбардировочный, истребительный, и смешанный, специального обеспечения.


На полигоне Багеровского гарнизона проводились летно- баллестические испытания макетов первых образцов атомных авиабомб. И к августу 49-го специалисты полигона уже сформировали у руководства страны мнение о себе, как о профессионалах высочайшего классап, готовым к выполнению более сложных задач при натурных , испытаниях настоящей атомной бомбы.


29 августа 1949 год, Семипалатинский полигон. Испытание первой советской атомной бомбы.Руководителем испытаний назначен Игорь Курчатов. За 3 месяца до этой даты в штаб 71 полигона ВВС Багеровского военного гарнизона вызывают офицеров авиационных полков- летного и инженерно-технического состава. Начальник полигона генерал-майор Комаров объявляет, что для выполнения особого правительственного задания они включены в летно¬техническую группу. Только в Москве в главном штабе ВВС дав все соответствующие подписки ,они узнают , куда их направляют и для чего.


Николай Щербаков выпускник Ленинградского военное авиационно-техническое училища был направлен для прохождения службы в воинскую часть 71-ого полигона ВВС, в 1948-м. Когда в августе 49-го его с несколькими сослуживцами ночью посадили в товарный вагон , он даже представить не мог, участником каких событий ему предстоит стать... Читать далее...