СТАТЬИ

За все время

В конце декабря 2021 г. исполнилось 80 лет с начала проведения Керченско-Феодосийской десантной операции, которая  стала одной из самых крупных морских операций советских войск в годы Великой Отечественной войны. В ней принимали участие флотские и армейские соединения, военно-воздушные силы. Были привлечены военнослужащие различных специальностей, в том числе и моряки-гидрографы.


О задачах, поставленных перед ними, говорится в Отчете оперативного отдела штаба Черноморского флота о десантной операции 26?31 декабря 1941 г., в разделе № 11 «Гидрографическое обеспечение». Оно выражалось в большой работе по подготовке и подъему карт, выполнению зарисовок берега и обеспечению мест подхода.



Об участии гидрографов в Керченско-Феодосийской десантной операции писал в статье «Гидрографы Черноморья в Великую Отечественную войну», опубликованной в 1967 г. в 4-м юбилейном выпуске «Записок по гидрографии», капитан 1-го ранга в отставке Н. Е. Седов: «...Этой операции предшествовала длительная и скрытная подготовка. Подробно изучались пункты высадки десантов, разрабатывалась схема развертывания средств навигационного оборудования, надежно обеспечивающих определения места кораблям и катерам с десантом при подходе морем, подхода их к Керченскому проливу и Феодосийскому заливу. Был тщательно подобран для непосредственного участия в операции личный состав из числа командиров, старшин и краснофлотцев, большинство из которых были коммунисты и комсомольцы. Эти люди тренировались в условиях, близких к боевым».


Активное участие в подготовке и проведении десантной операции принял гидрографический район Керченской военно-морской базы. По данным архива воинской части 70082, располагавшейся в г. Керчи на Генмолу (до 2014 г.), Восточно-лоцманская дистанция с 1 сентября 1939 г. была переименована в участок гидрографической службы 1 разряда Керченского сектора береговой обороны, начальником которой стал капитан 3-го ранга Иван Петрович Алдохин.


7 сентября 1941 года участок переименовали в гидрографический район Керченской военно-морской базы (ВМБ). Работа района началась в первых числах декабря 1941 г. Необходимо было составить подробное описание берегов Керченского полуострова для десантных групп Керченской ВМБ и Азовской военной флотилии, подготовить материальную часть для манипуляторных пунктов (створный радиомаяк), обеспечить навигационную обстановку. Сложность заданий заключалась в том, что приходилось проводить, например, описание берегов, занятых противником. Это задание было выполнено военным техником 2-го ранга Коноваловым.


Моряки-гидрографы подготовили четыре манипуляторных пункта, восстановили Восточный Таманский буй, оградили Тузлинскую промоину двумя светящимися буями и вехами. Накануне десантной операции были подготовлены и выданы на корабли карты с нанесенной навигационной обстановкой.


Во время десанта гидрографы выполняли не только поручения, касающиеся гидрографического обеспечения. Так, например, капитан-лейтенант Николай Захарович Евстигнеев, заместитель начальника гидрорайона Керченской ВМБ (позже начальник гидрорайона), командовал отрядом третьего броска, который высаживался на Камыш-Бурунской косе. Для того, чтобы обеспечить подход основных десантных сил в район Камыш-Буруна и Старого Карантина, гидрографам было дано задание зажечь Павловский маяк.


26 декабря 1941 г. торпедный катер высадил штурмовую группу. Она должна была скрытно проникнуть на маяк и вместе с «маячниками» по радиокоманде зажечь маячные огни. Группу обнаружил противник, ив неравном бою все моряки погибли, но задание они выполнили. После освобождения Камыш-Буруна десантники обнаружили тела погибших, одного из них опознали. Это был старшина 2-й статьи Петр Черемисов. Позже удалось выяснить, что в группу входили также краснофлотцы Александр Юдин, Нужин, Леонид Кочетков. Все они проходили службу в гидрографическом районе Керченской ВМБ. Братская могила, в которой захоронены моряки-гидрографы, находится в Керчи по ул. Колхозной на высоком берегу у пролива. На скромном надмогильном памятнике установлены мемориальные доски с надписями: «Помни войну! Они защищали Родину» и «Морякам-десантникам, павшим в бою за г. Керчь 26 декабря 1941 г. Их было 15 бойцов. Среди них гидрографы: старшина 1 ст. Черемисов Петр, краснофлотцы Юдин Александр, Нужин, Кочетков Леонид». Читать далее...

В 2019 году Россия отмечала семидесятилетие создания ядерного оружейного комплекса – ядерного щита Родины: именно 29 августа 1949 г. была испытана первая атомная бомба РДС-1 на Семипалатинском полигоне под руководством И.В. Курчатова, в присутствии председателя «Спецкомитета» Л.П. Берии. Позднее Курчатов выразился так: «Если бы не он, Берия, бомбы не было бы.» На это не возникло возражений даже у Сталина.

Решение США в 1945 г. использовать атомные бомбы для уничтожения всего живого в городах Хиросима и Нагасаки вынудило СССР принять срочные меры по ликвидации монополии США в этой области. И это было сделано всего за 4 года неимоверными усилиями после разрушительной Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг. Но столь мощных ракет, способных донести атомные боеголовки до дислокаций вероятного противника, тогда ещё не было. Оставалось одно – самолёты!

Создаются испытательные полигоны: полигон УП-2 под Семипалатинском и 71 полигон в Крыму, возле посёлка Багерово. Приказом Главкома ВВС от 10 ноября 1947 г. создана военная часть 93851, куда вошли полки: Берлинский ордена Суворова бомбардировочный, 513 истребительный и 647 смешанный. Основная задача 71 полигона – авиаобеспечение проведения воздушных ядерных испытаний и отработка технических средств доставки ядерных зарядов самолётами-носителями.



В испытании, например, самой первой советской атомной бомбы РДС-1 участвовало много людей с 71 полигона. Эта группа размещала и строила на УП-2, на опытном поле вокруг эпицентра радиусом 10 км танки, пушки, самолёты дома, даже железнодорожные мосты. В кабины машин помещали кошек, собак, привязывали крупный рогатый скот… После взрыва техникам предстояла проверка состояния всех этих «объектов». А инженеры научно-исследовательской части изучали воздействие ударной волны, радиации, температуры и прочих факторов. Все эти люди получили огромные дозы облучения.

Я пишу об этих товарищах, так-как лично знал их более 20 лет, служил с ними в полку и после его расформирования они остались в Керчи. Многих с нами уже нет. Но ведь остались их семьи, остались их дети и внуки. Пусть хранят память…



Многие считают (в том числе даже «Аргументы и факты») полигон 71 несуществующим, т.к. нет ни самолётов, ни взлётной полосы, ни казарм, ни самого полка. Но это не так! Есть живые участники тех легендарных времён создания ядерного щита – например, Щербаков, Соколов, Митрюшов, Полников, Логинов, Саенко, Носырев, Клубничкин и автор этих строк – единственный в живых из лётного офицерского состава полигона.


И мы не поймём, почему по прошествии всех этих десятков лет 71 полигон нигде не упоминается?! Но факты есть факты – 182 воздушных атомных и термоядерных взрыва! И та самая 50-мегатонная бомба, самая мощная за всю историю... Только в 2017 г. при помощи города был сделан небольшой документальный фильм «Полигон» и всё…

Поэтому хочу, как непосредственный участник ядерных испытаний с 1952 по 1971 г., рассказать вкратце о нашем нелёгком и опасном деле.


Итак, 1952 год. После парада над Красной Площадью (самолёты – Ил-28, руководство осуществлял сын Сталина - Василий) наш экипаж Бабкин – Сабуров – Борисов, 9 офицеров и 30 солдат прибыли в Багерово на 71 полигон.



С 1953 по 1962 гг. семёрка экипажей на Ил-28: Шаповалов - Козьминых; Лошаков – Кассай; Панфилов – Кармин; Бердников – Кузнецов; Брыксин – Кастрикин; Шафиев – Колисниченко и Бабкин – Сабуров прошла путь по сбросу первых серийных тактических атомных бомб РДС-4 «Татьяна» (30 килотонн), и бомб с БРВ (боевые радиоактивные вещества, представлявшие собой радиоактивные отходы атомной промышленности, растворенные в химически активных кислотах… очень «грязная», отвратительная штука). Читать далее...



Победный май 1945. Четыре года самой кровопролитной великой отечественной войны за спиной выживших победителей, работников тыла, стариков,женщин, детей ее переживших. Страна великого советского союза только начинает подниматься из руин и возвращаться к мирной созидательной жизни.


Но правительству Союза не до отдыха. В августе 15-го США сбрасывает атомную домбу на японские города Хиросиму и Нагасаки. Абсолютно новый вид оружия массового уничтожения вынуждает руководство Советского Союза принять все возможные меры к недопущению монополии в области вооружения и обороноспособности страны.


Постановлением государственного комитета обороны СССР создается специальный комитет, который берет на себя все работы по использованию внутриатомной энергии урана. Создается конструкторское бюро, будущий Федеральный ядерный центр, Всероссийский НИИ ядерной физики. Привлекается лучший научный потенциал страны, тысячи людей различных специальностей.Начинаются работы по созданию атомных зарядов РДС 1 и РДС 2. Заряды разрабатываются в виде авиационных бомб с массогабаритными характеристиками, позволяющими подвешивать их в бомболюк бомбардировщика Т4.


Для проведения ядерных испытаний создается полигон №2 министерства обороны. 21 августа 47-го совет министров принимает постановление о паралельном создании 71 полигона ВВС. Основные задачи- авиационное обеспечение проведения воздушных ядерных испытаний и отработка технических средств доставки ядерных зарядов- самолетов-носителей. Местом для полигона определяется район поселка Багерово, Керченский полуостров, Крым.


Уже к лету 49-го полигон представлял собой воинское соединение, в которое помимо штаба , научно-испытательных отделов, различных тыловых и обеспечивающих подразделений, входили три авиационных полка( отдельный смешанный бомбардировочный, истребительный, и смешанный, специального обеспечения.


На полигоне Багеровского гарнизона проводились летно- баллестические испытания макетов первых образцов атомных авиабомб. И к августу 49-го специалисты полигона уже сформировали у руководства страны мнение о себе, как о профессионалах высочайшего классап, готовым к выполнению более сложных задач при натурных , испытаниях настоящей атомной бомбы.


29 августа 1949 год, Семипалатинский полигон. Испытание первой советской атомной бомбы.Руководителем испытаний назначен Игорь Курчатов. За 3 месяца до этой даты в штаб 71 полигона ВВС Багеровского военного гарнизона вызывают офицеров авиационных полков- летного и инженерно-технического состава. Начальник полигона генерал-майор Комаров объявляет, что для выполнения особого правительственного задания они включены в летно¬техническую группу. Только в Москве в главном штабе ВВС дав все соответствующие подписки ,они узнают , куда их направляют и для чего.


Николай Щербаков выпускник Ленинградского военное авиационно-техническое училища был направлен для прохождения службы в воинскую часть 71-ого полигона ВВС, в 1948-м. Когда в августе 49-го его с несколькими сослуживцами ночью посадили в товарный вагон , он даже представить не мог, участником каких событий ему предстоит стать... Читать далее...

История 35 бомбардировочного авиаполка начиналась ещё в довоенное время. Полк был сформирован в 1937 году, в основном на базе 5-й скоростной бомбардировочной эскадрильи, и части сил 4-й и 6-й эскадрилий на аэродроме Сиверский.


Входил в состав 71-й авиационной бригады. С октября 1937 года по апрель 1938 года выполнял правительственное задание в Китае. В 1939 году принимал участие в войне с Финляндией 1939 года. На 22 июня 1941 года базировался на аэродроме в г. Тарту, имея в наличии 50 самолётов (из них 3 неисправных). Участвовал в известной бомбардировке переправ через Даугаву в Даугавпилсе.



Действовал в составе 1-й ударной группы, находящейся в непосредственном подчинении Ставки ВГК. Во время Великой Отечественной войны участвовал в боевых действиях на Волховском фронте. Весь личный состав полка был награжден медалями «За оборону Ленинграда».

14 сентября 1943 года Постановлением Президиума Верховного Совета СССР полку вручили Боевое Красное Знамя. В феврале 1944 года полк под командованием И. С. Ветохина вошел в состав 219 бомбардировочной авиадивизии 2-й Воздушной Армии 1-го Украинского фронта, прошел до конца войны. Принимал участие во Львовско - Сандомирской операции, в освобождении Польши, за что полк был награждён орденом Суворова III-й степени. За участие в штурме Берлина полку присвоено наименование «Берлинский». За проведенные операции по разгрому немецких войск в Чехословакии, полк награжден орденом Богдана Хмельницкого II-й степени, а весь личный состав — медалями «За освобождение Праги».


Всего за годы Великой Отечественной войны свыше 1300 офицеров, сержантов и солдат полка наградили орденами и медалями СССР, трое -получили звание Героя Советского Союза. (Ерошенко Виктор Иванович, заместитель командира, лётчик, Саранчев Николай Георгиевич, командир эскадрильи, Фатеев Алексей Дмитриевич, лётчик, 29.06.1941 г. совершил огненный таран). В 1946 году полк перебазировался в г.Мелитополь, а в апреле 1948 года 35БАП в составе двух эскадрилий на самолётах Ту-2 перебазировался на аэродром Багерово, где в его состав включили еще и транспортную эскадрилью на самолётах Ли-2.


Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 21.08.1947г., в гарнизоне Багерово начато строительство внеклассного аэродрома для 71 специального полигона ВВС, по технической отработки ядерных зарядов (ЗВГ именовался как Москва 400 или Курчатовский полигон). При выборе места расположения полигона рассматривалось несколько вариантов, окончательным местом для 71 полигона был определен район посёлка Багерово, в Крыму, на месте действующего здесь во время войны полевого аэродрома.


И, кроме того, к началу войны рядом с рабочим посёлком, к северу от него, появился военный городок, принадлежавший созданному в 1939 году испытательному авиационному полигону, с территории которого население постепенно переселялось к югу от железной дороги. В начале 1939года было принято постановление Совета Народных Комиссаров СССР о создании на территории Керченского полуострова Крымского испытательного авиационного полигона (КИАП),территория которого охватывала с. Курортное -Русская Мама до с. Золотое-Чигини. Штаб КИАП и его службы размещались на территории животноводческого совхоза (станция Багерово). Аэродром находился у северной части Турецкого вала, ведущего к Азовскому морю. Специалисты полигона занимались разработкой и испытанием авиационного вооружения. Спустя несколько месяцев после начала Великой Отечественной войны, в октябре 1941года КИАП был эвакуирован на Урал, в город Чапаевск.


И после освобождения Крыма, в мае 1944 года лётная часть и все подразделения возвратились на место своего прежнего базирования (начальник полигона полковник авиации Н. И. Бочкарев), в октябре 1947 года был ликвидирован (с перебазировкой после реорганизации в г. Павлоград).


В закрытом гарнизоне Багерово дислоцировались 3 авиационных полка, инженерно-авиационная служба, научно-испытательная часть, службы тылового обеспечения. Читать далее...

Летом 1945 года мир узнал о новом виде оружия, которое задало кардинально новое направление в развитии вооружения и военной техники. Две атомные бомбы «Little Boy» («Малыш») и «Fat Man» («Толстяк») были сброшены американскими самолётами-носителями B-28 на два японских города Хиросиму и Нагасаки, буквально разрушив их. Общее количество жертв превышало 450 тысяч человек.


Для многих исследователей до сих пор остаётся актуальным вопрос: насколько была необходимой эта бомбардировка, главная цель которой — не столько заставить капитулировать Японию, сколько продемонстрировать силу набирающему мощь, разгромившему фашизм Советскому государству, которое претендовало на ведущую роль в новом послевоенном мире.


События в Японии, планы по ядерной бомбардировке советских городов («Дропшот») поставили перед СССР задачу — создать свой «ядерной щит». Постановлением Государственного комитета обороны СССР от 20 августа 1945 года образован Специальный комитет по использованию атомной энергии (при ГКО СССР; с сентября 1945 года Специальный комитет при Совете министров СССР). В 1946 году по решению правительства для разработки атомной бомбы создаётся конструкторское бюро КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр, Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики) для ядерных испытаний в районе Семипалатинска.


При проектировании атомной бомбы предусматривалось, что она должна быть авиационной, что не могло выполняться только на базе КБ-11. Постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1947 года с целью авиационного обеспечения ядерных испытаний принято решение о создании 71-го авиационного полигона ВВС.


Перед личным составом 71-го полигона ставились задачи:

  • авиационное обеспечение воздушных ядерных испытаний;
  • отработка технических средств доставки ядерных зарядов — самолётов-носителей;
  • отбор радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва.

При выборе месторасположения полигона рассматривались несколько вариантов, в том числе, были предложения разместить полигон недалеко от места разработки и изготовления атомной бомбы, близ Сарова. Однако этот вариант признали небезопасным. Окончательным местом для 71-го полигона определён район посёлка Багерово на Керченском полуострове в Крыму. Полигон был расположен в 14 км от Керчи, на месте действовавшего здесь во время войны полевого аэродрома.


Ту-4 – поршневой советский стратегический бомбардировщик


Приказ главкома ВВС маршала авиации К. А. Вершинина (в годы Великой Отечественной 4-я воздушная армия под его командованием вела бои по освобождению нашего города) о формировании 71-го полигона как воинской части 93851 с его штатной структурой был подписан 10 ноября 1947 года. Начальником полигона назначен Герой Советского Союза Г. О. Комаров.


Герой Советского Союза генерал-майор авиации Георгий Осипович Комаров


Поскольку радиоактивные вещества представляли угрозу для здоровья человека, то их отбор наиболее целесообразно было осуществлять с помощью беспилотных средств. Для этих целей на 71-м полигоне ВВС (пос. Багерово) сформировали специальный авиаполк, в состав которого входили отряд телеуправляемых беспилотных самолётов Як-9В (5 единиц) и эскадрилья самолётов-маток Ту-2.


29 августа 1949 года проведено испытание первой атомной бомбы на Семипалатинском полигоне. В качестве самолёта-носителя атомной бомбы был определён самолёт Ту-4, разработанный ОКБ Туполева. Следом, уже 24 сентября 1951 года, проведено испытание второй бомбы, а 18 октября 1951 г. на Семипалатинском полигоне экипажем 71-го полигона ВВС подполковника К. И. Уржунцева испытана первая отечественная атомная авиационная бомба РДС-3. Взрыв произошёл на высоте около 380 метров, через час после взрыва к эпицентру отправился специально оборудованный танк. В результате дозиметрической разведки установлено, что максимальная интенсивность радиоактивного заражения местности оказалась значительно ниже той, которая была в эпицентре наземных взрывов.


Это третье ядерное и первое воздушное испытание в СССР. Успех испытаний позволил продемонстрировать мировой общественности научно-технический и военный потенциал СССР. Читать далее...

Как известно, проведенные 16 июля 1945 г. США испытания ядерного устройства и последовавшее затем применение ими ядерного оружия по Хиросиме и Нагасаки привели к ускорению создания в СССР своего «ядерного щита».


В нашей стране были приняты соответствующие меры по созданию атомной промышленности и отечественного ядерного оружия. В 1946 г. по решению правительства для разработки атомной бомбы создается конструкторское бюро КБ-11 (ныне РФЯЦ-ВНИИЭФ). При проектировании атомной бомбы предусматривалось, что она должна быть авиационной, т.е. обеспечивать её бомбометание с самолета-носителя. Читать далее...

Керченская общественная организация Комитет ветеранов войны была создана в 1957 году, по инициативе маршала Г. Жукова.

В то время она объединяла разрозненные группы бывших военнослужащих, участников прошедшей войны. Уже давно изменился ее состав, но и сегодня здесь витает дух послевоенных пятилеток.

В стенах комитета ветераны чувствуют себя как дома. Здесь они всегда желанные посетители. К их услугам газеты, журналы. Доброжелательный дежурный консультант.

Важнейшим направлением в деятельности Керченского комитета является социально-правовая защита ветеранов, героико-патриотическое воспитание подрастающего поколения. Что касается последнего, то молодым людям, которые, к сожалению, не так часто, как хотелось бы, посещают штаб, есть с кого брать пример.

Прежде всего — это ветераны. Любой из них. Первый и последующие руководители комитета: Борис Гермагенов, Дмитрий Куреня, Алексей Преснухин, Ксавелий Соколов, Сергей Башарин, Валентина Прилепская. Все, как один, орденоносцы, люди с богатым жизненным опытом, патриоты своей Родины. Или вот, например, Рем Золотых, нынешний руководитель комитета, капитан первого ранга запаса, человек удивительной судьбы.




После Великой Отечественной войны во многих странах мира появилась большая заинтересованность в изучении и освоении океанских просторов.

В этих делах не отставала и наша страна. Заинтересованность обусловлена была интенсивным развитием водного транспорта, расширением районов рыбного и китобойного промысла.

Большой и важный раздел обширной программы выполняли и гидрографы ВМС. Одним из активных участников исследования океанов был и Рем Золотых. Его жизнь морехода насыщена множеством интересных событий: родился в семье военнослужащего, среднюю школу закончил в германском городе Потсдаме. Поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, но через два года перевелся во флотский экипаж, где и прослужил пять беспрерывных лет. Тот, кто пленен музой дальних странствий, вечно стремится к неведомому. Это определение — сущность характера офицера флота Золотых.

После окончания Ленинградского высшего военно-морского училища — служба на кораблях Тихоокеанского флота. Лоции Дальневосточных морей того времени пестрели предупреждениями: «...район, описываемый в лоции, слабо обследован и подвержен частым и неожиданным физико-географическим изменениям. Плавание опасно». Если к этим белым пятнам на штурманских картах добавить еще и характерную особенность гидрометеоусловий, то можно представить сложность труда гидрографов и экипажа в целом.

Группа Рема Григорьевича принимала участие в обследовании, описании и уточнении берегов и акваторий северной половины Охотского моря. Десятки тысяч километров береговой черты бассейна ими были уточнены, нанесены на карту.





В пособиях появились координаты устьев рек и речушек, мысов и приметных возвышенностей. На кораблях различного класса военный гидрограф Золотых обеспечивал выполнение гидрографических работ у островов Курильской гряды, Камчатки и в Корейском проливе.

Будучи командиром крупнейшего гидрографического исследовательского судна «Леонид Соболев», он прошел по многим морям и океанам, выполняя промерные работы, исследуя особенность Калифорнийского течения.

Маршруты его корабля пролегали через Индийский океан, Атлантику и Северный Ледовитый океан. Тихий океан, насыщенный рифовыми островками, — постоянная рабочая площадка.

Экипаж ставил буйковые станции в зоне течения Куросио, в Филиппинском море, у Сейшельских островов, выполняя геофизическую программу у берегов Новой Зеландии и Австралии. Читать далее...

В декабре 2021 года  город-герой Керчь  отмечает 80-летие Керченско-Феодосийской десантной операции и первое освобождение города от немецкой  оккупации. Эта операция была первой и самой крупной морской десантной операцией среди более ста, проведённых советской армией за годы Великой Отечественной войны.


В ноябре 1941 года, захватив Керченский полуостров, немецко-фашистское командование развернуло здесь части 11-й немецкой армии.

В целях освобождения Керченского полуострова, оказания помощи осаждённому Севастополю и создания условий для освобождения Крыма было принято решение провести Керченско-Феодосийскую десантную операцию.

 

Высадка на Керченском полуострове планировалась штабами Черноморского флота и Закавказского фронта уже с конца ноября 1941 года.

Осуществлять ее предполагалось в трёх разных местах: десант на северном берегу полуострова высаживала Азовская флотилия, на южном – Черноморский флот, непосредственно в Керченском проливе – эвакуированная на Тамань Керченская военно-морская база (КВМБ).



В операции участвовали части двух армий – 51-й и 44-й. Причём последняя должна была действовать сразу крупными соединениями – высадка на побережье Черного моря позволяла использовать для перевозки десанта боевые корабли и морские суда. В Керченском проливе и Азовском море высадка проводилась небольшими судами и катерами.


7 декабря в план операции добавилась высадка в Феодосии, куда переориентировалась часть сил 44-й армии.


Для участия в операции было выделено 37 рыбачьих сейнеров (из них 6 – вооруженных 45-мм пушками) и три буксира, тащившие две баржи и болиндер – десантную баржу времен Первой мировой войны без двигателя. Кроме того, высадку обеспечивали 6 сторожевых катеров типа «МО-4» и 29 торпедных катеров (торпеды с них были сняты, а желоба на корме приспособлены для посадки бойцов). Впоследствии к этим силам добавились тральщик «Чкалов», плавбатарея №4 и бронекатер №302. Торпедные катера брали на борт по 15–20 человек, сейнеры – по 50–60 человек. Все суда могли за один рейс перевезти 5500 человек и до 20 полевых орудий.

…Поблекшего фото военной поры

Коснётся рука фронтовой медсестры,

Напишет о трудных дорогах рассказ –

Суровую правду, без всяких прикрас…

Ирина Русакевич, Рига


С фотографии 1944 г. смотрит молоденькая девушка. Вьющиеся тёмные волосы, миловидное лицо, открытый взгляд и очаровательная безмятежная улыбка. А за плечами — неимоверно трудные дороги войны, пройденные с честью и жертвенностью, фронтовые дороги Сестры Милосердия.


Нелли Гаврилова. Одесса. 1944 г.


Нелли Алексеевна Гаврилова (Гаврилиади) родилась 27 декабря 1926 года в крымской деревне Агибель, ныне с. Луговое Ленинского района, в греческой семье. Была третьей и младшей дочерью, старших девочек звали Евгения и Христина. В 1930-е гг. семья переехала в Керчь, и этот древний открытый всем морским ветрам город, узкой лентой протянувшийся вдоль берега Керченского пролива, навсегда стал для Нелли родным.


Училась в школе им. В. Г. Короленко. Обладая хорошим певческим голосом, участвовала в художественной самодеятельности, выступала на школьных концертах. Получив базовое среднее образование, поступила в керченскую фельдшерско-акушерскую школу. Учёбу прервала война.


Несколько месяцев на добровольных началах Нелли работала в госпитале, размещавшемся в здании бывшей богадельни недалеко от завода им. Войкова. 2 ноября 1941 г., а ей не было и 16-ти лет, добровольцем вступила в ряды Военно-морского флота. Направлена Керченском горвоенкоматом во 2-й батальон 9-й бригады морской пехоты Керченской военно-морской базы.


Отметим, что в послужной картотеке моряков (Архив военно-морского флота, г. Гатчина) датой рождения Н. А. Гавриловой записан 1923 г., а в наградном листе на представление к медали «За боевые заслуги» указан 1924 г. Подобные «прибавления себе лишних лет» имели место в начале войны, вспомним, например, историю санинструктора 369-го батальона морской пехоты, участницы боёв за освобождение Керчи Екатерины Илларионовны Михайловой (Дёминой) — «Катюши» с известного снимка Евгения Халдея.


Батальоны 9-й бригады морской пехоты в октябре – начале ноября 1941 г. участвовали в тяжёлых боях, защищая подступы к Керчи. 13–15 ноября, сражаясь с противником в городе, прикрывали отход частей 51-й Отдельной армии на Тамань. В ночь на 16-е последними эвакуированы с пристани Еникале. Нелли было невыносимо тяжело оставлять родной город, видеть с моря, как он горит. Даже спустя годы воспоминания об этом причиняли ей боль.


Теплоход «Грузия». Фото предвоенных лет.


Вскоре морских пехотинцев перебросили в осаждённый Севастополь, а в декабре Н. Гаврилову направили медсестрой на сантранспорт «Грузия», выполнявший эвакорейсы в Новороссийск, на котором она прослужила полгода. 13 июня 1942 г. «Грузия» погибла в Южной бухте Севастополя в результате авианалёта противника. На борту теплохода, кроме экипажа, находились около 700 человек пополнения для севастопольского гарнизона, а в трюмах свыше 500 т боеприпасов. Портовым катерам удалось спасти из воды лишь несколько тяжело контуженых членов экипажа, среди которых была и Нелли. Читать далее...

В предновогодней суете,  жителям и гостям  города-героя  Керчи не до торжественных военно-патриотических  мероприятий.  Мне кажется, что наверное это  правильно. Мы давно живем мирной жизнью. На повестке дня другие житейские  вопросы. И каждый день пропускать через себя события «той далекой войны»  дано не каждому.  Я хочу сегодня рассказать хотя бы немножко о тех  кто первыми вошли в Керчь   восемьдесят лет назад, и первыми сообщили  по рации на большую землю, что город свободен от немецко-фашистских оккупантов. Во всех книгах, рассказах, мемуарах об этом событии несколько строк. О том,  что в город вошли 18  десантников – разведчиков во главе с Студеничниковым и Калининым. Что мне удалось найти в различных источниках об этих событиях хочу изложить в этой статье.



Советским командованием было поручено Студеничникову А.Ф.как начальнику штаба Керченской ВМБ  вместе с старшим политруком Калининым Д.С. организовать разведку в Керчь и доложить о состоянии неприятельской обороны. Из  воспоминаний Александра Григорьевича Лубенцова, участника Керченско-Феодосийской операции с 26 декабря 1941 года: « 29 декабря 1941 г. находясь на камыш-бурунской  косе, комиссар Калинин Д.С. стал собирать добровольцев из  десантников моряков для  проведения разведки в Керчь. Я с другом  Колей Шульженко сразу вызвались  войти в разведгруппу.  Нас было 18 человек. Пятнадцать моряков черноморцев и трое сухопутных радистов». В ночь с 29 на 30 декабря этой группе разведчиков удалось достичь окраины  города, а в 6 часов утра выйти к центру города и набережной и сообщить по рации на «большую землю»,  что немецко-румынских войск в городе нет  - они спешно отступили.»


Студеничников Александр Федорович

 

  1. Студеничников Александр Федорович, 05.02.1906 , г. Москва, русский, рабочий, член ВКП(б) с 1929 года. В Красной Армии с 1.10.1928 г. капитан 1 ранга.

Из наградного листа к ордену Красного Знамени на  капитана 3 ранга, начальника штаба Керченской ВМБ ЧФ  участника Керченско-Феодосийской десантной операции: «…Оставшись  в Камыш Буруне  в ночь с 29 на 30 декабря 1941 г. тов. Студеничников вместе  с группой краснофлотцев-связистов 1-й вошел в гор. Керчь…» Читать далее...

За все время